Календарь

Предстоящие праздники

Время Намаза

    Арамиль
    Thursday, 13th December, 2018
    НамазВремя
    Фаджр06:55
    Восход09:23
    Зухр12:50
    Аср14:05
    Магриб16:17
    Иша17:47

Загрузки

Рубрики

Галлерея

Камиль Аблязов: «Татары – очень вязкий и сильный народ: гнется, но не ломается!»

Легендарный в татарском мире бизнесмен из Саратова, владея компанией с оборотом 7 млрд. рублей, пишет историю нации

«Единственное, где мне сейчас пригодятся деньги, — перевести китайские летописи древней истории татар», — говорит владелец ООО «Нарат-К» Камиль Аблязов, для которого изучение корней своего народа стало страстью всей жизни. Свой взгляд на то, как татарам не потерять себя и сохранить язык, он изложил в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online», рассказав, что не так с ТНВ и почему «Татарстан — это икона».

Камиль Аблязов: «Ни одного следа нет, что кто-то тут жил до татар, это мы тут все освоили, это наш огромный вклад в будущее российское государство»Камиль Аблязов: «Ни одного следа нет, что кто-то тут жил до татар, это мы тут все освоили, это наш огромный вклад в будущее российское государство»Фото: Сергей Елагин

КРУПНЕЙШИЙ ТАТАРСКИЙ БИЗНЕСМЕН И МЕЦЕНАТ ПОВОЛЖЬЯ

Крупный бизнесмен и меценат, советник губернатора Саратовской области и глава национально-культурной автономии татар региона, заместитель председателя исполкома всемирного конгресса татар и автор книги «Историческая судьба татар», владелец бизнеса с 7-миллиардным оборотом и крупнейший татарский бизнесмен всего Поволжья… Речь о Камиле Аблязове — председателе совета директоров ООО «Нарат-К», владельце Башкирской лесопромышленной компании.

Аблязов начинал в «кооперативные» 80-е с кафе, компьютерных игр и производства мягкой мебели, а затем создал финансово-промышленную группу «Нарат», объединяющую банк, предприятия по добыче и переработке нефти и газа, по хранению и переработке зерна, заводы по производству кирпича, стекла, деревообрабатывающие предприятия, нефтебазы и автозаправочные станции. Бизнесмену не раз предлагали вложиться и в алкогольное производство, но правоверный мусульманин Аблязов неизменно отказывался.

Аблязов представляет собой редкий класс татарского национального капитала, каких и в Татарстане единицы, не говоря уже о других регионах России. Немалая часть капитала бизнесмена работает на нацию. Так, благодаря ему в Саратове более 20 лет успешно существуют татарская гимназия, с десяток школ с углубленным изучением татарского языка в области, открылась мечеть. Пару лет назад Аблязов учредил всероссийское общество татарских краеведов, съезды которого сам и финансирует, проспонсировал издание трехтомной истории татар Башкортостана и также единственного в мире татарского этимологического словаря. Национально-культурная автономия татар Саратовской области, которую возглавляет Аблязов, признана образцовой для всех татарских общин России.

По словам доктора исторических наук Дамира Исхакова, саратовский меценат действительно многое сделал: «Во-первых, как глава НКАТ Саратовской области он сыграл существенно-важную роль в формировании татарской общины области, поставил там на хороший уровень школьное образование на татарском языке, постоянно помогая становлению татарской школы в Саратове. Во-вторых, вложил собственные средства и в формирование мусульманской общины через строительство мечети в Саратове. И третье его большое дело — это подготовка двухтомной истории татар. Эта работа является новаторской, потому что он изначально был сторонником отрицания булгарской теории образования татар и главный упор делал на золотоордынский фактор татарского народа. В этой книге он достаточно грамотно обосновал данную теорию, поэтому работа является важной в татарской историографии. Плюс ко всему он смог сделать эту книгу доступной, потому что распространил бесплатно по всем татарским организациям Российской Федерации».

С Исхаковым согласен и исполнительный директор всемирной ассоциации содействия татарским предпринимателям Фарит Уразаев. «Во-первых, Камиль Аблязов — идеолог. Он кандидат исторических наук, написал книгу „Историческая судьба татар“, где собрал уникальную оригинальную информацию. Во-вторых, он лидер татарской общины Саратова и всего Поволжья. В-третьих, он государственный деятель. Ну и просто хороший человек, семьянин — у него дети, внуки», — рассказал Уразаев «БИЗНЕС Online».

Аблязов очень редко дает интервью СМИ, но для «БИЗНЕС Online» сделал исключение и ответил на вопросы наших читателей в рамках интернет-конференции, став гостем нашей газеты.

«Конечно, создавали мы ассоциацию краеведов вместе с Ринатом Закировым (слева), вместе думали, предложили, что у татар обязательно должно быть историческое направление»«Конечно, создавали мы ассоциацию краеведов вместе с Ринатом Закировым (слева), вместе думали, предложили, что у татар обязательно должно быть историческое направление»

«7-ТОМНИК «ИСТОРИЯ ТАТАР» — ЭТО БЕССИСТЕМНЫЙ НАБОР СТАТЕЙ»

— Камиль Алимович, недавно в Казани состоялось заседание татарских краеведов России. Это стало так важно сегодня?

— Основное заседание мы провели в Уфе в прошлом году, приехали больше 300 человек со всех концов страны. Люди у нас одухотворенные, на таких держатся семейная память, архив семьи, навыки, начиная от простых (как правильно и эффективно ухаживать за скотом или сажать что-то) до высоких (как вести себя в обществе, соблюдать веру или нет). Мы должны гордиться такими людьми — есть кому держать инициативу историческую. Многим историкам, якобы занимающимся татарами, надо бы брать пример с таких самоотверженных, бескорыстных людей, совмещающих основную работу с таким совершенно нематериальным активом, как, например, история родной деревни.

— Вы возглавили эту ассоциацию краеведов?

— Меня избрали. Конечно, создавали мы ее вместе с Ринатом Закировым (председатель исполкома ВКТ — прим. ред.), вместе думали, предложили, что у татар обязательно должно быть историческое направление. Есть вещи, на которых в сегодняшней обстановке или позже может базироваться этнос. Допустим, наш этнос исторически (не вдаемся в политику) был сосредоточен в деревнях, это неоспоримый факт. И только в последние 15 – 20 лет произошла интенсивная урбанизация. Но деревни остались, и фермеров надо объединить. Раньше татарстанские фермеры собирались отдельно, а теперь их объединили, президент Татарстана участвует в их встречах. Я думаю, от этого огромнейшая польза всем будет.

У фермеров единый взгляд на хозяйство, а у татарской нации должен быть единый взгляд на свою историю, которая, к сожалению, вконец запутана не только Российской академией наук, но и нашими историками, которые мечутся между великими булгарами и татарами. Каких только изысканий нет, а надо просто заняться нормальным изучением. Мы, конечно, коренной народ России, но не об этом речь. У каждого народа, включая русских, есть начало. И у татар свое начало. Это давно ясно западным историкам, а наши это все замыливали, ретушировали, и поговорить об этом нормально было практически не с кем.

«Рад за Рафаэля Сибгатовича, что он наконец-то занялся историей татар, а не какими-то мифологиями вокруг истории татар»Фото: «БИЗНЕС Online»

— Рафаэль Хакимов анонсировал, что Институт истории АН РТ планирует заняться изучением истории татарских деревень, которых более 4 тысяч. Не хотите объединить усилия ассоциации татарских краеведов и Института истории? Или вы считаете, что институт изучает не ту историю татар?

— Я очень рад за Рафаэля Сибгатовича, что он наконец-то занялся историей татар, а не какими-то мифологиями вокруг истории татар. История татар заключается и в деревнях, но начинается совершенно не в них. Сначала истоки надо установить, весь путь народа пройти, а потом заниматься деревнями. По деревням почти всех общин татар местные краеведы написали огромное количество книг, пусть достаточно наивных, но научных. Объединить это, конечно, надо, вопросов нет, но Институт истории мог бы поставить себе цель и написать настоящую, кристальную историю татарского этноса, берущего свое начало более двух тысяч лет назад, а не как приписывают наш язык к какой-то кипчакской группе языков, а нас — к булгарам. Пора это исправлять.

 А семитомник «История татар» — это не то?

— Это перечень статей, на которые положен огромный труд, но если дать его занятому молодому человеку, который точно хочет знать, что говорить сыну и дочери, то, конечно, это бессмысленно делать. Это бессистемный набор статей. Да, красиво, разговоров нет, возможно, кто-то что-то оттуда почерпнет, если будет очень внимательно читать. А на самом деле проследить путь нашего этноса от ключа до превращения в огромную реку, кем мы сейчас являемся, невозможно, там ничего не прочтешь.

— Кого из татарских историков вы уважаете, цените, с кем сотрудничаете? Кто самый выдающийся, интересный?

— Это Индус Ризакович Тагиров. Очень целеустремленный человек в отстаивании своей точки зрения. Дамир Исхаков тоже очень целеустремленный человек. Шамиль Фатыхович Мухамедьяров был великий специалист по Золотой Орде. К сожалению, советский строй немножко сгладил все его порывы, но профессионалом он был отличным. У меня на пути было два великих профессионала — это Шамиль Мухамедьяров в 1993-м и Искандер Измайлов в 2007-м. Если до них в истории я шел хаотично, то после уже пошел целенаправленно по поиску трудов и первоисточников.

«Историческая судьба татар» — для любого татарина на сегодняшний день это настоящее изложение его истории, которую я еще должен дописать»«Историческая судьба татар» — для любого татарина на сегодняшний день это настоящее изложение его истории, которую я еще должен дописать»Фото: tatar-congress.org

«ЧИНГИСХАН НОСИТ ТАТАРСКОЕ ИМЯ»

— Вы ведь и сами книгу писали? Как она называется?

— «Историческая судьба татар». Я без ложной скромности считаю, что для любого татарина на сегодняшний день это настоящее изложение его истории, которую я еще должен дописать. Я еще работаю и буду работать, мне еще три-пять лет нужно дорабатывать нашу историю. Посмотрите: огромный институт использует татарстанский бюджет, а переводами древних летописей и слепков с летописей, которые изучали китайские ученые, занимается простой человек в виде меня. Мы же с китайцами от начала до конца были, пока не зашли сюда. Никто не занимается и никогда не занимался этими летописями, что самое интересное.

— Какие труды вы перевели?

— Очень многие. Это надо обобщать, я пока набираю материал. Честно говоря, мне надо будет отлучиться с работы года на два, чтобы поработать с ними.

— Каких эпох эти труды?

— VI, XII [века]. Практически все, где упоминаются татары, я сейчас ищу и ищу.

— У вас большая команда?

— Я, конечно, не знаю древнекитайского, на котором написана наша древняя история, но в России осталось три человека, знающих этот язык, и я нашел их, они работают.

— Можете вкратце изложить свой взгляд на историю татар?

— Истоки наши — в Центральной Азии, татары занимали в различные исторические этапы и верх, и низ, и середину, но никогда не падали ниже исторического минимума, мы всегда были на высоте. «Чингисхан» с татарского значит, что это мужчина, преодолевающий большие пространства. Разве не интересно узнать, что Чингисхан носит татарское имя?

— То есть вы считаете, что Чингисхан был татарином?

— По крайней мере, досконально владел татарским языком. Человек, имеющий двух жен-татарок, принимающий это имя и опирающийся в основной своей массе на воинов-татар, не может не знать татарского языка.

— Вы считаете, что татарам две тысячи лет?

— Больше. Те века еще надо поднимать.

«ТАТАРЫ ВСЕГДА НАЗЫВАЛИСЬ ТАТАРАМИ»

 Под каким именем татары были в истории?

— Всегда назывались татары, что самое интересное.

— А в каком родстве татары с остальными тюркскими народами? Это часть татар, которая приняла новые имена?

— Казахи, узбеки, уйгуры — это свои этносы, за исключением узбеков, которые приняли наименования от хана Узбека.

 Какие государства татар были в истории?

— В свое время империя Чингисхана распалась на три государства: Хубилай — Китай, Хулагу — Малая Азия, Бату хан — Золота Орда, которая просуществовала дольше всех.

Хулагу и Хубилай всегда воспринимали нас как чужеродное государство, которое базируется на татарах. Хулагу, внук Чингисхана, который владел Ираном, Ираком и частью Сирии, неоднократно предпринимал походы с немыслимым количеством войск — они шли завоевывать нашу страну, сражения были по 150 тысяч с каждой стороны. Все хотят причислить, что мы чуть ли не братья с хулагуидами. Ничего подобного!

 А с китайцами какие отношения были? Почему там сохранились летописи о татарах?

— Мы не были частью их империи, мы с ними вместе преобразовывались в нацию, порядка 800 лет мы рядом жили, они нас интенсивно описывали практически до момента исхода малых народов из Центральной Азии, когда Чингисхан начал выдвигаться на данную территорию. Примерно с этого момента татары оттуда изошли.

— Кого татары потеснили, когда пришли на новую территорию?

— Вы что, думаете, тут кто-то был? Ни одного следа нет, что кто-то тут жил до татар, это мы тут все освоили, это наш огромный вклад в будущее российское государство. Это огромное государство с городами, с проложенной логистикой, по которой шли караваны. Как вы считаете, если люди тут жили до взятия Казани больше 350 лет, они что — спали? Это было огромное государство, которое идеально использовало логистическую составляющую торговых путей.

 С русскими татары в каких отношениях находились?

— Вы должны понимать, что отношения складывались в результате не противостояния, а совместного освоения огромного пространства. Один из значительных наших вкладов — когда татары Ногайской Орды в 1612 году спасли тогда формировавшуюся Россию от джунгаров, которые пришли сюда 300-тысячным латным войском из Центральной Азии.

«Как туристические объекты, объекты ЮНЕСКО — это да. В любом случает, эти все объекты созданы Золотой Ордой. Кстати, кирпичи Булгара — это кирпичи саратовского Увека»«Как туристические объекты, объекты ЮНЕСКО — это да. В любом случае эти все объекты созданы Золотой Ордой. Кстати, кирпичи Булгара — это кирпичи саратовского Увека»

«НИКЧЕМНОЕ ЗАНЯТИЕ — ИЗУЧАТЬ СВОЮ ИСТОРИЮ, КОПАЯСЬ В БУЛГАРИСТИКЕ»

— Почему Золотая Орда распалась? Почему первенство перешло в Москву и часть татарской знати стала служить новому проекту?

— Это тоже неправильные понятия — «распалась», «перешло». Вы должны понимать, что, кто бы здесь ни был — хан Батый, хан Узбек, Иван Грозный, для всех для них это было единое государство. И для татар Узбекского улуса вокруг Саратова, который в основной массе и вмещал весь татарский анклав. На базе узбекского улуса там был принят ислам татарами по-настоящему, это было чуть больше 750 лет назад.

— То есть булгарские дела — это миф?

— Почему? Здесь было доморощенное племя, 50 – 85 тысяч человек, туда пришел какой-то ярко выраженный проповедник, переубедил этих дикарей, они приняли ислам. Сколько племен перекрестили так же — мало ли что! Совершенно никчемное занятие — изучать свою историю, копаясь в булгаристике. Это так, эйфория. Как туристические объекты, объекты ЮНЕСКО — это да. В любом случае эти все объекты созданы Золотой Ордой. Кстати, кирпичи Булгара — это кирпичи саратовского Увека.

— Почему все-таки в Москву перешел центр тяжести?

— Когда я начал изучать историю татар, меня тоже жутко занимал этот вопрос… В целом это естественный исход событий, за это время произошел симбиоз, не слияние наций, а естественное притирание этносов. И то, что часть нашей элиты переженилась, переместилась, — это тоже естественный процесс.

Сейчас часть элиты перемещается в Москву, часть уехала в Англию: они ищут себе применение. Нет им тут применения, здесь местная элита, у которой более крепкие базы, вытесняет элиты, которые, может быть, умнее, но с менее прочным фундаментом.

Образовались чисто татарские государства — Казанское, Астраханское, Крымское, Ногайское, Сибирское ханства — они так и пишутся. Татары и русские уже не были врагами, мы друг к другу привыкли, стали понимать язык, воспринимать обычаи, и даже наша вера не стала таким уж сильным камнем преткновения — ни христианство, ни мусульманство. И потихоньку произошел симбиоз.

«ВСЕ ДОЛЖНО ИДТИ ЭВОЛЮЦИОННЫМ ПУТЕМ»

— Как считаете, татарская нация идет вверх или вниз? Вы верите в татар как в нацию?

— После наших походов 1990-х годов по улицам Татарстана некоторые думали, что завтра все замашут зелеными платками… Но этого не случилось и не должно было случиться. Все должно идти эволюционным путем, потому что такие вещи революционным путем проходят через огромную кровь. Но в этот момент происходит консолидация этноса, самоидентификация.

— Какие позитивные вещи для татар вы видите?

— Мы спокойно ведем речь о татарах, я написал книгу, которую до этого никто не писал, — это уже хорошо. Татары развиваются, успехи же видны: вы строите нефтехимические комплексы, центры для молодежи, «Алабугу». Разве это плохо? А что касается истории татар, то ее перепишет новое поколение ученых, они переосмыслят, все ошибки они видят. Если сравнить то, что было в 1991 году, с сегодняшним днем — это небо и земля. Почему? Государство разрешило эволюционно огромным обществам приобщиться, даже теоретически иметь какую-то становую нить. Уже есть какая-то становая нить внутри. Она у нас и была всегда, а сейчас еще укрепляется. Мы уже обрастаем горизонтальными связями, проводим встречи татарских фермеров, учителей… Памятник Рустаму Минниханову надо поставить за это…

— Вы поддерживаете эти съезды предпринимателей?

— Конечно, в высшей степени. Но мое мнение неоднозначное в этом отношении, потому что предпринимателям разных отраслей сложно подружиться: если ты занимаешься лесом, то сложно подружиться с человеком, который занимается коровами. А вот у фермеров одинаковая работа, у учителей — одна и та же головная боль. Обсуждают, как бы в кириллицу вставить наши 6 букв, чтобы хотя бы в паспорте или в военном билете не коверкать свой язык в написании фамилии и имени.

— Татары при Чингисхане были пассионарными, русские при Петре Первом были пассионарными. Сейчас татары в какой фазе находятся?

— Даже находясь в фазе, когда мы были при коммунистическом строе и казалось, что татарам нечем дышать, мы все стали работать на «хороший дом». Почему наши деревни отличаются от других? Мы все ушли туда — в свой дом, хозяйство. Нас ограничили в одном, мы ушли в другое. Сейчас нам государство разрешило, и мы начали из деревень строить такие же ухоженные городские поселки.

— То есть все-таки татары в пассионарной фазе находятся?

— Практически мы с нее и не выходили. Об этом говорит любая деревня — по качеству домов, по отношению к своему личному подсобному хозяйству, по старанию. На базаре мясников-татар всегда больше, чем других: вот и пример. Что в этом плохого? Не было место в одной нише — ушли в другую, переквалифицировались. И ученые-татары так же. Вы, наверное, читали, сколько ученых-татар в космосе? Больше 800 человек, и эти все люди занимали ведущие посты. Это о чем-то говорит? Говорит.

— Хватит пассионарности татар, чтобы Россию привести в порядок?

— Так говорить о нас нельзя. Россию нужно поднимать «всей деревней». В целом мы же стараемся, вносим огромную лепту. Каждый из нас, кто работает, зарабатывая себе, старается делать так, чтобы это было для государства в том числе.

— Рустама Минниханова можно премьер-министром России поставить?

— Может, и премьер-министра нашего будут ставить, что тут такого? Я считаю, что страна от этого не проиграет. Если кого-то из татар премьером поставят, то и для страны он будет работать от души. Если бы татарин был, то Крым в 1991 году не отдали бы…

— Вы довольны, что Крым вернулся в Россию?

— Это сложный вопрос. Я там не был, в Артеке не отдыхал, у нас своя деревня была. Как мне его оценивать?

— Судя по ответу, чувствуется, что у вас есть активы на Западе…

— Я, конечно, не хочу потерять свою визу…

«Все, кто сейчас понимает, что такое национальная самоидентификация, знают, что детей надо воспитывать в определенном ключе, и здесь стесняться не надо»«Все, кто сейчас понимает, что такое национальная самоидентификация, знают, что детей надо воспитывать в определенном ключе, здесь стесняться не надо»

«СОЗДАВАТЬ СЕМЬЮ ПО КРОВИ — ЭТО ПРАВИЛЬНО»

— Ваша оценка: как протекает ассимиляция у татар?

— Вопрос, конечно, на засыпку… Все, кто сейчас понимает, что такое национальная самоидентификация, знают, что детей надо воспитывать в определенном ключе, здесь стесняться не надо. Создавать семью по крови с татаркой или татарином — это правильно. Это первый шаг от того, что мы никогда не ассимилируемся. Второе — это то, о чем мы говорили: тарих, тел, дин.

— История, язык, вера.

— А что в этом плохого? Если мы говорим, допустим, про мусульманство. Я категорический противник. У меня много друзей с Кавказа, но чтобы я отдал дочь мусульманину с Кавказа — да никогда в жизни! Зачем? Это все равно не наша кровь, не наш менталитет. Вообще нет ничего нашего! Почему мы должны растворяться в ком-то? Но это уже зависит от нас — как мы сейчас дадим фундамент, так и пойдут они дальше.

— А мечеть в Саратове есть?

— Есть мечеть. Открытие было в 2005 году.

— Вы построили?

— Да. В честь матери назвал — «Рашида». Это, наверное, третья мечеть страны по размерам — вмещает 3,5 тысячи человек.

— Вы верующий?

— Я бы не сказал. Я иногда обращаюсь к хазрату, он мне объясняет, почему я неверующий или верующий.

.«Базовые принципы я, конечно, соблюдаю. Я не про намаз говорю. Но то, что имеет отношение к мусульманству, я все соблюдаю»

— То есть вы ритуально не соблюдаете традиции?

— Базовые принципы я, конечно, соблюдаю. Я не про намаз говорю. Но то, что имеет отношение к мусульманству, я все соблюдаю. Понимаете, мы выросли в то время, когда хазрат был хазратом, а не барыгой. А сейчас большинство хазратов — это практически бизнесмены от мечети. Ну как я могу им верить?

…Сейчас вся татарская общность разделилась: есть татары российские — это мы, есть татары казанские — это вы, и есть татары-мусульмане. Это еще надо будет их соединять. А еще есть татары-мусульмане, которые на тебя смотрят со стороны.

— И которые себя выше считают?

— Может быть, чище. Это хорошо. Пусть считают. Нормальное явление. Почему нет? Если он на базе этого делает совершенно идеальные по составу конфеты или котлеты, то это надо только приветствовать. Если ему вера не дает возможности согрешить с рецептурой котлет, то это хорошо. А если он, ходя в мечеть, нарушает рецептуру котлет, это уже не очень хорошо.

— Где самая сильная татарская община?

— Татарстан. После идет Москва.

— А Башкортостан?

— Общество татарское в Башкортостане не до конца выбрало путь свой, соответственно, нет лидера никакого. Там очень много людей умных, успешных, талантливых. Но все во взвешенном состоянии, целей нет, нитей связующих нет. Почему? Это интересный вопрос, кстати. В любом случае проблема решится, у них потихонечку произойдет кристаллизация, хороший кристалл выпадет — лидер появится. Появится какая-то цель. Это исторически предопределено.

«В честь матери назвал мечеть «Рашида». Это, наверное, третья мечеть страны по размерам — вмещает 3,5 тысячи человек»«В честь матери назвал мечеть «Рашида». Это, наверное, третья мечеть страны по размерам — вмещает 3,5 тысячи человек»Фото: dumso.ru

«МОЛОДЕЖЬ ДУМАЕТ, ЧТО ИСТОРИЯ ТАТАР НАЧАЛАСЬ В ТАТАРСТАНЕ. ЭТО ХОРОШО»

— Местные татары говорят, что Татарстан — это малая родина всех татар мира. А вы так считаете? И почему именно Казань стала столицей для всех татар, ведь в России немало мест, где татары жили и живут довольно компактно? (Андрей Федоров)

— Очень хороший вопрос. Столиц у татар, конечно же, две: Москва и Казань. Татары все-таки государствообразующий этнос, не надо об этом забывать. Я — россиянин, поэтому моя столица — Москва, я — татарин, поэтому моя столица — Казань. Я лично так думаю и детям своим так же говорю. Молодежь думает, что история татар началась в Татарстане, — это хорошо, так и надо думать, я бы тоже так сказал. То, что организовали шикарные научные центры, — это просто замечательно, но молодежь должна выбирать сама, где ей оставаться. Мое мнение — вместо заграницы лучше Татарстан.

— Почему вас в свое время «потянуло» к Татарстану? Или вас «притянули» к Татарстану? (Юрий Никифоров)

— Я же сказал, что в 23 года я начал «лопатить» все библиотеки Саратова по нашей теме, что еще объяснять? У нас семья такая.

— Когда вы приехали первый раз в Татарстан, в Казань?

— В 1991 году, когда здесь собралась толпа из 200 тысяч человек. Помните братьев Кашаповых? Мы все здесь были…

— Вы приехали поддержать национальное движение?

— А почему бы и нет? Что я должен скрывать? Почему бы не поддержать народ?.. Потом долго не был, лет, наверное, 10. Но в ответственный и тяжелый момент у человека всегда должен быть выбор — или да, или нет.

— Бизнесмен из Тюмени Ринат Насыров в недавнем интервью нашей газете сказал, что все татарские бизнесмены должны инвестировать в Татарстан — будь то открытие новых предприятий или бизнеса либо обычное садака/закят. Просто потому, что татары. Вы согласны с ним?

— Это только его точка зрения. А я считаю, что нет. России — огромная страна, это же вся наша территория.

— В 1991 году вы в Казань приехали по зову души — поддержать своих, а бизнес свой в Татарстане так и не открыли… Почему?

— Я в своей жизни вообще никогда не хотел покидать Саратовскую область — ни в Москву, ни в Казань, ни в Цюрих. Мне очень нравится моя область, вы даже не представляете как. У нас очень много хороших мест, но не до конца открытых.

— Президент Татарстана всех бизнесменов приглашает в республику. Наверняка и вам предлагали?

— Во-первых, бизнесмену никогда не предлагают куда-то вложиться, он сам выбирает. Я и не думал никогда строить бизнес в Татарстане. Сюда надо заходить с большими деньгами или с идеей. Но у меня никогда тяги не было, я открыто говорю.

— Какой оборот у вашей группы компаний?

— Чуть более 7 миллиардов рублей.

— Вы являетесь торговым представителем РТ в Саратовской области. Какими успехами можете похвалиться на этом поприще? (Дамир М.)

— За время моей работы торгпредом оборот между нашими регионами увеличился раз в 50. Люди стали более свободно перемещаться — мы как бы путь проторили. Кстати, между Башкортостаном и Саратовом то же самое. Башкортостан — это потенциально привлекательный регион. И народ там тоже очень трудолюбивый.

— Как экономически выглядят Татарстан и Казань на фоне других регионов?

— Динамика нашего мышления, наверное, от природы такая — очень сильная. Татары — очень вязкий и сильный народ. Понимаете слово «вязкий»? Самая лучшая сталь, если она вязкая, гнется, но не ломается. Есть сталь хорошая, рубит хорошо, но она ломается.

«За время моей работы торгпредом РТ в Саратовской области оборот между нашими регионами увеличился раз в 50. Люди стали более свободно перемещаться — мы как бы путь проторили»«За время моей работы торгпредом РТ в Саратовской области оборот между нашими регионами увеличился раз в 50. Люди стали более свободно перемещаться — мы как бы путь проторили»Фото: prav.tatarstan.ru

«КТО-ТО ЖЕ ДОЛЖЕН ПОНЯТЬ, ЧТО ТАТАРСТАН НЕ МОЖЕТ ЖИТЬ НА СТАРОЙ БАЗЕ»

— Как считаете, Татарстан на все 100 проценты выполняет роль «родины татар»? Чего в этом плане не хватает вам — татарину, живущему за пределами РТ? (Муртазин)

— Ну во-первых, Татарстан не может быть родиной татар. Нашей родиной является Российское государство. Будем говорить не родина татар, а центр для нас, в котором мы можем и обязаны сберечь самоидентичность полностью. Это, безусловно, роль Татарстана. И мы все должны на это работать. Но это не говорит о том, что мы должны это все делать неэволюционно.

— На одном из съездов ВКТ вы говорили, что необходимо разработать стратегию/концепцию развития татарского народа на ближайшие 50 лет. Работа в этом направлении ведется? Кем?

— Не знаю, по-моему, Академия наук Татарстана должна эту работу вести или какой-то другой институт — социологии, например. Много же народа. Кто-то же должен понять, в конце концов, что Татарстан не может жить индемиком.

— У вас лично нет желания написать такую концепцию?

— Нет. Может быть, сейчас формируется фундамент для этой стратегии. Мы же тоже должны понимать, что для всего должен пройти определенный срок.

— А стратегия вашей компании на 50 лет есть?

— До 2035 года есть план, а на 50 лет — нет.

— Летом заканчивается договор о разделении полномочий между федеральным центром и Татарстаном. Необходимо его продлевать или он уже ничего не решает?

— Если договор был подписан и в нем оговорена пролонгация, значит, она будет.

— Это важно, чтобы у Татарстана был особый договор?

— Любой договор, если он подписан надолго, важен. Если в нем есть право на пролонгацию, значит, это должно быть осуществлено.

— Ваш прогноз: продлят или нет?

— Продлят, конечно.

— Вам как татарину, живущему за пределами Татарстана, важно, чтобы был президент РТ?

— Владимиру Владимировичу все равно, некритично, носит ли Минниханов это название должности или не носит. Что такое президент? Для нас в идеале — хан. Мы же понимаем, что этот термин не наш. Минниханов знает, как это место отстоять… Это не наше дело.

— А вам важно, чтобы он так назывался?

— В любом случае для нас Татарстан — это икона. Какая разница, как называется должность? Вы же не поменяете от этого название республики.

— В чем видите главную задачу всемирного конгресса татар? Вам не кажется, что разных съездов и сабантуев слишком много, а конкретных дел для конкретных людей маловато? (С. Имамов)

— Во-первых, это общественная организация, она вносит какие-то элементы, которые необходимо внедрить в структуру татарского общества на территории Российской Федерации. Когда мы все вошли в осознанный возраст, в стране татарских сабантуев не было. Татарского телевидения тоже не было. В стране не было учебников на татарском языке. Мы все это предлагали, в какой-то мере это исполнялось. Форум фермеров, форум учителей и т. д. проходят. Все это ВКТ делает. А для успеха какого-то отдельного человека он не обязан делать. Он налаживает горизонтальные связи между татарскими общинами и Казанью. Хотелось бы поблагодарить министра образования Энгеля Фаттахова за то, что наши дети ездят летом в Татарстан учиться татарскому языку!

— Вы часто критикуете ТНВ. Что именно вас не устраивает? И что делать?

— Это тоже большое достижение, что есть татарский канал, мы его первыми установили в России. Это огромный успех, но хочется лучше. Я ТНВ не то что критикую, я хочу понять, почему нельзя вещать только на татарском языке в той 50-процентной доле, которая отдана татарскому? Если идет фильм на татарском, то почему реклама должна бежать на русском? Кроме того, нет ни одного нормального мультфильма на татарском языке, внуки растут — нечего показывать. В конце концов, переведи «Машу и Медведя» на татарский язык, пусть наши дети со всем миром балдеют от этого мультфильма, но на татарском языке… Мы будем заниматься словарем для детей с детского сада по 10-й класс — наметили план и обязательно будем выпускать такой словарь. Я себе такие планы наметил, так пусть и телевидение наметит.

— То есть ТНВ переводит на татарский язык «прошлый день», а надо в ногу со временем идти?

— Абсолютно прошлый день! Сейчас много передач, которые просто переводи на татарский. Ту же науку взял и переводи на татарский язык. Неужели сложно это? Это мое личное мнение. Не скажу, что я профессионал, может быть, даже совсем не профессионал, но меня данный формат не устраивает.

.Национально-культурная автономия татар Саратовской области, которую возглавляет Аблязов, признана образцовой для всех татарских общин России
Фото: saratov.gov.ru

«СВОЯ ИСТОРИЯ МНЕ ИНТЕРЕСНЕЕ БИЗНЕСА»

 Камиль Амирович, татарская часть наших читателей хорошо вас знают, но русскоязычным читателям вы практически неизвестны. Можете коротко о себе рассказать? Вы крупный саратовский предприниматель…

— Да нечего рассказывать… Горбачев издал указ — мы создали кооператив и вот уже 30 лет работаем. Различный бизнес — в основном в строительной сфере, стройматериалы. Работаем и в Саратовской области, и в Башкортостане.

— Сколько человек у вас работают?

— Больше 5 тысяч.

— Но бизнес вам уже неинтересен?

— Все интересно, просто своя история мне интереснее. Эту цель я поставил себе задолго до кооперативов. Я начал интересоваться историей по-настоящему, когда мне было 23 года, и я пошел читать в университетскую библиотеку.

— Откуда идет род Аблязовых? (Альфия)

— Из Саратовской губернии.

— Сегодня в Саратове много татар?

— Порядка 56 тысяч: 1,5 – 2 тысячи уезжают, столько же приезжают.

— В селе или в городе больше живут татары?

— Во время перестройки у нас прошла жесткая урбанизация. Это общая болезнь государства, но для татар это вдвойне болезненно, потому что потеря наших деревень — большая утрата для нас. Все-таки там знакомились, женились, язык осваивался, а сейчас… У нас одна татарская гимназия, где учатся около 400 учеников, детский сад, подготовительный класс, но мы же не можем охватить 20 тысяч человек.

— Насколько сплоченная татарская община в Саратове?

— Если в Саратове — единственная татарская гимназия в России, то о чем это говорит? Стараются хоть как-то давать элементы татарского. По крайней мере, на дискотеку, если хорошо поработать, приходят более 600 человек. После образования гимназии проводится чисто татарская дискотека, ее проводит Рустам хазрат. Это же что-то дало. По крайней мере, у них есть место, где они могут познакомиться. Я очень рад этому.

— Союз татарских бизнесменов в Саратове есть?

— Мы же все друг друга знаем, собираемся раза два в год, говорим. Бизнес средний в основном. Ганиев, Акчурин, Еналиев, Туктарова — фамилий предпринимателей много. Но если вы думаете, что у всех татарских бизнесменов капитал устоялся, то глубоко ошибаетесь. Устоялся — это когда ты свою молочную ферму передал сыну, сын проникся этой профессией, а ты ушел на пенсию. А сейчас большинство — это первое поколение.

— Бизнес кому-то помогает?

— Допустим, учителя едут в Казань, спонсирует Акчурин, фермеры едут — спонсирует Еналиев, и так далее.

«Мало надо человеку — так любой бизнесмен однозначно ответит. Существует предел, после которого ты работаешь принципиально, потому что просто нужно доделать это производство, довести до ума»«Мало надо человеку — так любой бизнесмен однозначно ответит. Существует предел, после которого ты работаешь принципиально, потому что просто нужно доделать это производство, довести до ума»Фото: Сергей Елагин

 Нет ли в ваших планах создать полностью татароязычную школу для одаренных детей?(Айрат)

— Сложный вопрос… Мы должны понимать, что дети после школы попадают в русскоязычный мир — и в науку, и в успешный бизнес. Как английский язык для современного мира является языком высокого менеджмента, так русский язык на территории бывшего СССР является языком менеджмента. Поддерживая татарский язык на бытовом уровне, можно обойтись 300 – 500 словами, а если хочешь дать научный язык, то даже словарей нормальных нет…

— Почему Саратов сегодня в упадке находится?

— У каждого бывают периоды спада и подъема. У нас тоже будет подъем. Я думаю, что новое поколение создаст базу и подъем будет обязательно. У нас народ очень мощный, по крайней мере, ничем не хуже, чем в Татарстане. Хочу привести вам статистику из прошлого. Газета «Комсомольская правда» в 1989 или 1990 году почему-то решила подбить итоги развития кооперативов в стране. Москва — 7,8 тысячи кооперативов за четыре года, Ленинград — около 5 тысяч. Третий кто идет? Саратов — 3,8 тысячи кооперативов. А вот Казань — всего один кооператив на тот момент: у вас был ресторан «Грот» — и все. Чувствуете, насколько саратовский народ мобильнее? У нас там такая взрывная смесь!.. А потом мы потеряли темпы.

— Сегодня в России кучка богачей имеют столько капитала, сколько все остальные миллионы граждан вместе взятые. Как считаете, сколько человеку надо для счастья? (Юлия Коткова)

— Вообще, мало надо человеку — так любой бизнесмен однозначно ответит. Существует предел, после которого ты работаешь принципиально, потому что просто нужно доделать это производство, довести до ума.

— Вам лично сколько денег нужно для счастья?

— Единственное, где мне сейчас пригодятся деньги, — перевести китайские летописи. Я постараюсь дойти до упора. Мне нужно понять до конца истоки татарского этноса. Мне лично нужно. Потом напишу об этом.

 Камиль Алимович, спасибо за откровенный разговор. Успехов вам в изучении и написании подлинной истории татар!

Аблязов Камиль Алимович родился 31 августа 1954 года в селе Дворянское Камышлинского района Волгоградской области. Окончил Саратовский экономический институт.

Начал работать в 1973 году буровым рабочим Саратовской инженерно-геологической партии, затем работал техником-геологом приволжского отделения «Сельэнергопроект». Служил в Советской армии.

С 1987 года занимается бизнесом.

На данный момент является председателем совета директоров ООО «Нарат-К», советником губернатора Саратовской области, торговым представителем Татарстана в Саратовской области, председателем общественной организации «Региональная татарская национально-культурная автономия Саратовской области».
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/343677

Яндекс.Метрика